ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ

Учредитель сетевого издания "Донской вестник.ру"- АУ "Редакция газеты "Донской вестник" Главный редактор: Рыбцова А.А. Адрес электрронной почты: donwestnik@yandex.ru Телефон: 84467-5-19-64
Баннер

Посещения

Сегодня468
Вчера518
За эту неделю468
За этот месяц2562
Всего776364
На Задон-Авиловской высоте

На Задон-Авиловской высоте

PDFПечать

В ноябре прошлого года по территории Иловлинского района проходил районный автопробег памяти, посвященный 70-летию Сталинградской битвы. Участники автопробега проехали по земле Задонья, где во время Сталинградской битвы шли ожесточенные бои. Одним из пунктов остановки стала Задон-Авиловская высота. На высоте нет памятников и обелисков, и о событиях, происходящих здесь в 1942 году, знают немногие. Среди участников автопробега был местный краевед А.С. Краюшкин, он и рассказал о военных действиях, разворачивающихся на этой высоте. Его рассказ был основан на воспоминаниях ветерана 4-й гвардейской стрелковой дивизии, гвардии подполковника в отставке С.И. Дорошенко, который в сентябре 1942 года участвовал в захвате Задон-Авиловской высоты.

 Воспоминания эти сохранились благодаря Г.Н. Краюшкиной, которая, работая в Иловлинской школе, вместе со своими учениками вела переписку с участниками Сталинградской битвы, защищавшими иловлинскую землю, собирала материалы для школьного музея Боевой славы. Теперь наша задача - донести эти сведения до потомков. И страницы районной газеты - самое подходящее для этого место, самый надежный архив. Воспоминания ветерана сохранятся не в единственном экземпляре, они разойдутся по всему району и за его пределы.

В середине августа 1942 года 4-я гвардейская Краснознаменная Апостолово Венская стрелковая дивизия была снята с позиций Волховского фронта и эшелонами отправлена в район Сталинграда.

«Прибыли мы с Волховского фронта в район Иловли в самый разгар Сталинградской битвы, - пишет в своих воспоминаниях ветеран 4-й гвардейской стрелковой дивизии, гвардии подполковник в отставке С.И. Дорошенко. - Не доезжая до станции Иловля, высадились из вагонов в поле и тут же разместились в ближайших к железной дороге балках. Только ночью направились к своему участку обороны - левый берег реки Дон. На противоположном берегу находились немцы.

Оборонительный рубеж советских войск растянулся по берегу Дона от р. Иловля до станицы Сиротинской. Наш батальон стал в оборону напротив хутора Задон-Авиловский. Сам хутор небольшой, но довольно большая высота рядом с ним позволяла противнику не только контролировать местность и движение по ней, но и вести прицельный огонь. Немцы днем и ночью вели методический артобстрел дорог и балок, простреливали каждый квадратный километр. В нескольких километрах от высоты проходила железная дорога, по которой ночью в сторону Сталинграда двигались наши поезда, их немцы обстреливали из крупнокалиберных орудий с особым усердием. Решение было одно - захватить высоту, и сделать это как можно быстрее.

Выполнение этой боевой задачи поручили нашему полку и непосредственно батальону, которым командовал я. На подготовку было отведено всего два дня. «Больше нельзя, - сказал командир полка. - Уложитесь в отведенное время».

Времени в обрез, а работы много, так как наступление будет с переправой через Дон, или как говорят, с форсированием водной преграды.

Хутор Задон-Авиловский с обороны батальона просматривался плохо: берег, на котором он находился, был ниже, и прибрежная полоса леса его закрывала. С одной стороны хутора была высота, которую надо брать, с другой - глубокий овраг, скрытый поворотом высокого берега, о нем мы знали из топокарт. В овраге расположились тыловые подразделения противника, отсюда они передвигались к своему переднему краю.

Посланная разведка ничегонового не принесла. Но и без данных разведки было понятно: нужно форсировать Дон и брать высоту.

Для переправы через Дон выделили три полупонтона вместимостью на взвод. Скрыть их не представляло большого труда. На нашем участке обороны была не только река Иловля, но и старица, берега которой покрывал лес. А чтобы понтоны не гудели при посадке и высадке, их бока и дно обложили травой. Солдатам было приказано оставить все лишнее, взять только как можно больше боеприпасов и сухой паек. При подготовке старались учесть все до мелочей. Каждый знал, что делать по тому или другому сигналу. В составе роты, которая переправлялась первой, солдат, не умеющих плавать, заменили на других. Ведь при переправе могли возникнуть самые непредвиденные обстоятельства, и если перевернется понтон, то для тех, кто не умеет плавать - это верная гибель.

В ночь, намеченную для переправы, погодные условия были за нас: со стороны противника дул сильный ветер, небо покрылось тучами, стало очень темно. Немцам было трудно не только просматривать реку, но и слышать звуки, которые на реке, да еще ночью, разносились далеко.

Переправу наметили на три часа ночи, и длиться она должна была не более получаса. Для внезапного наступления начало рассвета — самое подходящее время. Когда все, кто руководил переправой, заняли свои наблюдательные и командные пункты, я сел в первый полупонтон и дал знак к отплытию. Один за другим полупонтоны, ощетинившись стволами оружия, выплыли из старицы в Дон. Как немцы, так и мы ничего из-за ветра и темной ночи не видели и не слышали. Была одна забота - чтобы течение не снесло нас дальше намеченного пункта высадки.

Точно в назначенное время первый, а за ним и остальные полупонтоны уткнулись в песчаную отмель берега, несколько правее хутора. Прижавшись к прибрежной полосе леса, прямо перед обороной противника, мы стали окапываться. Пока взводы окапывались, я с группой солдат пошел в разведку. Надо было выбрать дальнейшее направление движения. Когда прошли несколько метров, за кустами, неожиданно, оказалось озеро - ширины небольшой, но глубокое. Искать обход было некогда. Расстояние до окопов противника - рукой подать, но оно разделено озером. Снова переправа. Первыми через озеро переправились пулеметчики. Затем - другие взводы. Переправа через озеро много времени не заняла, но в мокрой одежде холод пробирал насквозь. Пришлось по очереди снимать одежду и выжимать из нее воду.

Чтобы определить исходное положение, я спустился с обрыва и пошел в сторону хутора. До противника - не больше сотни метров, и разворачивать роты в цепь - значит, заранее себя обнаружить. Решено было дойти до поворота повзводно, а затем на ходу развернуться и обрушиться на хутор. Так и сделали. Взводу, еще не переправившемуся через озеро, было приказано быстрее переправляться и оставаться в резерве. Остальным поступила команда: «Бегом до поворота». Роты, как только выскочили за поворот, с криками «Ура!», «Вперед!» кинулись в хутор. Для фашистов это было страшной неожиданностью. Они сначала оцепенели, а потом кинулись к высоте. Поняв, что пока они её достигнут, их всех перестреляют, переметнулись к оврагу и попали прямо под огонь нашего станкового пулемета, установленного там заранее. Чтобы немцы не смогли уйти по оврагу, наперерез им был направлен резервный взвод, который даже не успел надеть гимнастерки после переправы. Попав под перекрестный огонь, фашисты залегли. А те, кто все же добежал до оврага, открыли по нам бешеный огонь. Необходимо было их срочно уничтожить, иначе дальше пришлось бы вести бой не только с ними, но и с резервными частями, которые могли подойти в любой момент. Исход данного сражения решила артиллерия противника. Пытаясь прикрыть отход своих солдат, немецкие артиллеристы — видно, в спешке - допустили ошибку в расчетах и положили все снаряды по своим.

Взяли пленных, которые почему-то были полураздеты. Сложилось такое впечатление, что они находятся на отдыхе, а не на переднем крае. Что-то бормоча, они показывали в направлении оврага, из которого выходил наш взвод без гимнастерок. Противник был явно ошеломлен.

Бой за хутор часам к восьми закончился, но высоту мы не взяли. Наши боевые порядки выдвинулись вперед так, что она оказалась у нас в тылу.

Во второй половине дня авиация противника дважды нас бомбила, потом были предприняты три контратаки с танками, одна за другой, но вернуть утраченные позиции немцы уже не смогли. К тому времени через Дон уже были переправлены противотанковые орудия, и даже внаброс заминирована ближайшая местность.

Следующей ночью высоту мы взяли, захватили два крупнокалиберных орудия противника с большим количеством снарядов. Наш батальон занял оборону и в хуторе, и на высоте. Это дало уже нам возможность контролировать местность, занятую противником.

Вскоре батальон перевели на оборону станицы Сиротинской, оттуда мы пошли в наступление, освобождая донскую землю от немецких захватчиков. Уже тогда мы точно знали, что Победа будет за нами!».

 

Подготовила Н. НИКОЛАЕВА.

Фото А. ЧЕБОТАРЕВА

и из сети Интернет.

Автор выражает благодарность

Г.Н. Краюшкиной

за предоставленный материал.

19.02.2013 10:39